Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Игра престола

Повинившись в прошлый раз за долгое молчание, я тут же пропала опять)
Но в этот раз я по крайней мере пропала с пользой: решила важную проблему, с которой долго тянула. Надо радоваться, я просто обязана радоваться и благодарить милостивое Мироздание, иначе оно может и осерчать на меня за неблагодарность. А я какая-то... опять эмоционально истончившаяся....Но  благодарю! Благодарю!)
Решила зафиксировать в жж зрительские впечатления, которые здорово подпитали меня в начале февраля.
С разницей в пару дней состоялись у меня два похода - удачный на оперу  и сверхудачный на балет.

Пока про оперу. Тем более что на нее я хожу теперь совсем мало.
С походами на оперные премьеры я редко спешу, уж больно рискованное это дело. Но на Дона Карлоса, теперь понимаю, стоило сходить пораньше. Сразу же захотелось повторить -  а в афише спектакля нет и, вероятно, до конца сезона не будет.
Самое лучше в Доне Карлосе, конечно же, музыка Верди) К тому же мне очень нравится сама  история. Многоугольник героев, о сложных взаимоотношениях которых размышлять одно удовольствие))
Если б еще театральное воплощение соответствовало - вообще бы цены спектаклю не было. Мне, конечно, на столько не повезло.
Режиссер допускал периодически какие-то мелкие глупости, вроде того что король Филипп в порыве раздражения примерялся раскроить череп Великому инквизитору чернильницей. Ну вот какого лешего такую несуразицу придумывать, ставя все остальное без особых изысков, но вполне жизненно? Или забавно было, когда несчастная королева, вся такая прекрасная, в ночнушке и с длинными черными волосами, живописно рухнула на холодный дворцовый пол  в  обмороке, а троица сочувствующих (король, маркиз и  Эболи) расселись по углам и принялись горестно петь, не пытаясь никак помочь бедняжке Елизавете))  Опера, конечно, многое стерпит , но раз уж ставишь спектакль без режоперных вывертов, то почему бы не включить житейскую логику на полную, а не эпизодически?
Ну что поделать, люблю я психологическую достоверность в любых спектаклях и когда вижу фальшь, в игре или режиссуре, каждый раз это меня выбивает из состояния насыщения благостью.

Постановка не поразила, но и не нервировала.
Самая большая неудача - образ Карлоса. И так-то довольно проблемная фигура, даже у Верди, то и дело рискующая выглядеть слабосильной и жалкой (а ведь в него влюблена королева и все свои чаянья с ним связывает самый обаятельный персонаж  -дон Родриго, а стало быть должно быть что-то в инфанте такое, что способно в него влюблять и в него верить), в нашем спектакле выглядит однозначно непривлекательно. И мне интересно, это режиссерское решение? Рецензии я читала давно и не помню...
Даже если говорить об одежде, все люди как люди, своего времени, а принц выглядит так будто сбежал из балета Чиполлино, где отплясывал в роли Перезревшего Стручка Зеленого Горошка//. К слову, Олег Долгов и пел... ну не то чтобы совсем отстойно, его однофамилец тенор меня как-то шокировал своим трухлявым типа-тенором гораздо сильнее... но в  общем пел Олег Долгов как будто он в недавнем прошлом был балетным)) А вот двигался как оперный, увы: непривлекательно, тоскливо-неуклюже.
Я смотрела и размышляла, что с движением у оперных беда, ходить не умеют, едва шевелятся, переваливаются, играют на порядок хуже балетных. Наверное, опера более сложное искусство, чем балет, и петь и играть одновременно сложнее, чем танцевать и играть...
Раньше меня как-то меньше смущала в  опере условность картинки. Нынче же, наверное, балетоманская зрительская специализация все сильнее дает о себе знать, мое визуальное восприятие стало более капризным. И на Доне Карлосе временами мне было так жаль, что оперные не могут создать на сцене визуально убедительной картинки, чтобы эта классная история зажила. Потому что история "Дона Карлоса", ее герои, все такие неоднозначные, - это ж прямо Игра престолов, осенило меня на спектакле))) только появившаяся на полтора столетия раньше. Смотришь с одного ракурса, сопереживаешь одни героям, потом гений Верди раз - и меняет угол показа, и вы мгновенно проникаетесь проблемами другого персонажа,и пусть он мешает счастью других героев, но в этой истории как в жизни нет разделения на плохих и хороших, нет белого и черного, есть множество оттенков и нюансов взаимоотношений. Всё как я люблю)
Дмитрий Ульянов, который больше всех мне понравился в составе, королем смотрелся очень убедительно.И по движению и по игре меня устроил. За исключением сцены с Великим инквизитором, которая меня со всех сторон сильно разочаровала. Помимо неуместного замахивания чернильницей (но я все же в этом виню режиссера, ну не должен был Ульянов сам такую нелепость придумать, вроде бы артист весьма разумный) меня сильно смутило, что в дуэте отношения были выстроены явно неправильно. Насколько я понимаю, Филипп должен опасаться инквизитора,  зная, что есть власть сильнее его королевской. У Ульянова же по игре этого совсем не чувствовалось, в своей комнате он вел себя как полный хозяин положения, его движения и манеры не выражали не малейшей озабоченности от присутствия опасного противника, а вообще-то инстинкты у Филиппа должны быть мобилизованы.
Ну и Инквизитор в бесцветном исполнении Петра Мигунова никакого ужаса протранслировать не сумел. И даже и не пытался, по-моему.  Разве что своим внешним видом пугал. 90летний слепой старец с подкрашенной розовым кожей вокруг глаз  выглядел как выходец их сериалов про вампиров. Высший вампир из какого-нибудь сериала по Лорел Гамильтон - один в один)
Про пение Агунды Кулаевой сказать мне нечего, всю знаменитую арию Эболи я проскучала. Но по типажу: рыжая, недалекая, заметно потасканная и слишком много о себе мнящая-  в логику истории нормально вписалась. Не раздражила и ладно.
У Анны Нечаевой голос мне не особо нравится, какой-то металлический, хотя потом мои уши притерпелись, и в них перестало звенеть. Зато Нечаева смотрелась красивой) И по манерам хороша - привлекательная, без простецкости и вульгарности, чем частенько оперные дамы грешат. Чисто визуально в такую героиню любовной истории верить было просто и приятно.
Если мерзкие розовато-коричневые дреды и задрипанный халат в Аиде превратили ее в замызганную чучундру, то брюнеткой в строгих кринолиновых платьях Нечаева временами напоминала королеву Марго из французского фильма. С ней мои глаза порадовались))) Правда,в лирических дуэтах  сложновато было верить, что эта очаровательная молодая женщина сохнет по несчастному пожухшему Стручку Горошка, на котором лежала недвусмысленная печать безнадежного лузерства.
Несколько расстроил Ладюк. Внешне ну совсем не маркиз .Мне показалось что потолстел или это покрой костюма по моде 16 века его так уродует? Ди Поза оказался совсем лишенным аристократичности манер и значительности (поклоны, важный элемент этикета, особенно мне резали глаза). "Не маркиз, а кучер" (цитирую мнение,  с которым согласна). Я все-таки на большее надеялась и по образу и по игре... Пел хорошо, но не ахово. Своим неуклюжим валянием подпортил знаменитую предсмертную сцену, надо было лежать и благородно умирать, а не ползать и не виснуть тюком на столь же неуклюжем принце. Потому в сцене смерти Родриго,в особо ожидаемом эпизоде,  моя душа так и не "развернулась" (((
Не дописала про Ульянова. Обидно - подразочаровал в главной арии. Не пробил меня эмоционально. Казалось бы, сама музыка подталкивает слушателя к душевному единению с исполнителем. Не обязательно даже знать слова, все заложено в музыке... Нервные звуки скрипки в начале -как скрежет натянутых нервов сильного, властного и  бесконечно одинокого человека,  из-за даденой ему по рождению власти заточившего себя в башню отчужденности. В ночи страдающего от своего  пожизненного приговора. У Ульянова уязвимости мне не хватило. В этой арии он был тем же королем, что и в других своих эпизодах оперы, волевым и угрюмым ,сильным, но не привлекательным для женского сердца. Женские сердца трогает уязвимость, хотя бы и глубоко скрытая. ИМХО, этот король просто не мог вызвать чувств у Елизаветы. И в глубину его страданий от одиночества и усталости от власти мне не верилось.  Этого не было в звуках, слишком ровно-тяжелых , в интонациях бестрепетных...
Король, суровый и умный монарх у Ульянова получился. Но в веридиевской игре престола, мне кажется, этого недостаточно. Верди необыкновенно щедр - он каждому своему герою дает шанс на завоевания сердца зрителей. Но шансы далеко не всегда реализовываются...
Как-то получилось, что в рассказе своем  всё и всех я раскритиковала) А при этом походом в целом я осталась довольна))  Из-за самой прекрасной оперы, ничем не испоганенной, по счастью. Еще потому что оркестр под руководством молодого худенького итальянца Джакомо Сагрипанти звучал очень деликатно и ничем не напоминал тот оркестр, которые я обычно слышу на балете, наводящий на мысли о стаде крупного рогатого скота на выгоне.
Хочется теперь на Белосельского, уж очень он душевно поет всегда.И Головатенко, судя по записи на ютубе, больше походит на аристократа.
Если они будут с следующем блоке, когда бы он ни случился.
И еще раз - как жаль что оперные слабы в актерской игре и пластике. Красивая сложная история взывает к достойному воплощению.

Еще раз про "Жизель"

На моей балетоманской душе лежит большой грех, давно не писала о спектаклях Гуданова, одного из самых моих любимых артистов. И ходила-то в этом сезоне на него немного, Большой нынче к походам не располагает, а писать вообще, кажется, и не писала :(
Знаю, мое отношение просто непозволительно. Каюсь от все души) Люблю и ценю. Очень-очень)
Потому расскажу-ка я с огромным опозданием об июньской (16.06.13.) "Жизели" с мои любимым Альбертом. И Ниной Капцовой в заглавной партии.

Состоялся спектакль Капцовой и Гуданова на Новой сцене через шесть дней после парадного захаровско-полунинского события, поставившего на уши всю околобалетную Москву.
Я тогда,если помните,  чуть ни одна из всех вышла расстроенная и неудовлетворенная увиденным.
И всю неделю прислушивалась к себе, а готова ли я смотреть  так скоро еще раз про Жизель. И, конечно, про Альберта)
Но после спектакля Полунина у меня возникли вопросы ко всем исполнителям роли графа. Ну и кому же было на них отвечать, как ни главному (в моих глазах) нынешнему московскому Альберту?
 Да и на Капцову, до того Жизелью мной не виденную, было любопытно взглянуть. Учитывая, кого у нас нынче принимают за Жизелей, мне стало любопытно, а какая Жизель у Нины, артистки не самой моей любимой, но, безусловно, весьма профессиональной. А  в нынешнем полусамодеятельном БТ профессионализм - уже почти забытая роскошь.

В итоге от искушения я не удержалась), чему могу только порадоваться. Не самый пронзительный из виденных мной получился спектакль, но умный, тонкий и эстетичный.

Отличным профессионалом показала себя и Анна Леонова. После угрюмого кладбищенского завхоза Марии Аллаш, Леонова выглядела образцом привиденческого изящества и хороших загробных манер.  Выглядела не злобной, а прохладно-строгой и неподкупно-нейтральной, как судья высшей квалификации. Чисто визуально выигрывала у главной  виллисы недельной давности по всем статьям.

Зато глядючи на ее помощницу, вторую виллису Янину Париенко, было отчего впасть в уныние. Крупногабаритная тяжеловесная особа,единственная из всех находящихся на сцене привидений была неспособна удерживать ногу в селедках под прямым углом. А скрючивала отставленную нижнюю конечность и скакала, как подбитый тетерев.
Буквально через несколько дней я сильно впечатлилась повышением этого некондиционного привидения аж  до Жизели (!) в гала молодых надежд Большого театра. Если Париенко будущее - то это приговор Большому балету. "Оставь надежду, всяк сюда входящий".

Юрий Баранов в роли Иллариона был таким же, как и всегда. Этому танцовщику глобально не хватает значительности на сцене. Сколько смотрю его  в любых ролях - вроде не без понимания всё делает, а эмоциональной отдачи не вызывает.
А ведь у Иллариона есть где и потанцевать, и поиграть.
Сразу вспомнился Савин, от которого в этой второплановой роли глаз не отвести.
Кого-то сцена любит, кого-то нет.
Давно Дениса не видела лесничим, скучаю)

Для балерины, не родившейся Жизелью, Нина Капцова сделала всё по максимуму. Роль у нее выстроена от и до. В чем, собственно, я заранее была уверена.
Мне крайне редко одинаково нравятся оба акта у балерин, у Капцовой оба получились на хорошо с плюсом. В первом действии ее Жизель была обаятельным солнечным лучиком. Не звезда деревни, не аутсайдер, не исключительная натура - но что-то  в ней было. "А я все гляжу- глаз не отвожу" - это про нее.
Наверное, ключевым в  решении роли Ниной было умение ее героини радоваться жизни, потому к ней все непроизвольно тянулись, потому ею и увлекся граф. Нина играла очень убедительно, бровки домиком не делала, чем иногда грешит, чрезмерно не улыбалась, обаять всех не стремилась, на жалость не давила... В общем, ее героиня вызвала во мне большую симпатию своей естественностью и жизнелюбием.

Одно "но": внутри артистки Капцовой нет жизелистости -  той исключительности, которая заставляет смерть досрочно поставить на Жизели свою метку.
Нинина героиня совершенно бытовая. А мне этого мало.
(На этом спектакле я остро ощутила, как же здесь не хватает Светланы Лунькиной! :((( )
У Капцовой Жизель гибла именно от слабого сердца, что было и впрямь самым логичным вариантом в данном случае. Сцену безумия она сыграла весьма экспрессивно. Честно говоря, не ожидала, что Нина ударится в натурализм и будет прямо-таки смаковать неприятные подробности нервного срыва и помутнения разума. Например, воображаемую ромашку начинала обрывать тихо, а потом все сильнее и сильнее дергала за невидимые лепестки, срываясь на истерику.
Мне было интересно смотреть, но именно в этой сцене я к  нининой Жизели почему-то  охладела и просто принялась вглядываться в достойную работу балерины-актрисы. Возможно, потому, что смерть Жизели от инфаркта меня не так пронимает, как смерть от невозможности жить с растерзанным сердцем.
Самое сильное для меня в сцене безумия - когда глаза Жизели
открывают зрителю дорогу к бездне.
У Нины этого не было и быть не могло.

Дмитрий Гуданов, виновник моего похода, в Живанши смотрелся роскошно. А с точки зрения логики выстраивания образа был практически безупречен.
После недавних переживаний за Полунина, пока не до конца прочувствовавшего своего героя, смотреть на работу Гуданова, опытного мастера, было сплошным наслаждением и отдохновением для моей исстрадавшейся зрительской души)
Правда, я и здесь убедилась, что на настоящего Альберта всегда влияет его Жизель. Потому в данном дуэте было много радостного теплого взаимопонимания, но Жизель-Капцову Гуданов не возносил на невидимый пьедестал, как когда-то Лунькину, и не боялся рядом с ней дышать, как с Крысановой. Этот граф был увлечен, и  очень даже пылко и нежно, но при разоблачении сантименты отбросил решительно и мгновенно. Стыд перед обществом в тот момент стал для него главной проблемой - а не отказ от любви, которой не было. Холод, исходящий от этого гордо выпрямившегося предателя, обжигал. Это было действительно жестоко.
В сцене сумасшествия Дмитрий играл, как мне нравится: в плечо оруженосца не утыкался, мучится самостоятельно, очень мало двигаясь, но умея быть выразительным даже в статике.
Единственная на весь спектакль нелогичность: когда Жизель подобрала шпагу, просто отвернулся и застыл. Не могу поверить, что кто-то повернется спиной к вооруженной женщине, бьющейся в истерике. Да просто инстинкт самосохранения не позволит подставить спину. А на готовность к казни похоже не было.
И в финале первого акта есть маленький штришок, который мне важен.
Граф должен поискать глазами шпагу,прежде чем бросаться к ней в желании покарать лесничего. Он ведь за всеми ужасами последних минут не может помнить, куда ее отшвырнул.
Или наоборот, случайно растерянно наткнуться взглядом на клинок и в шоке устремиться к нему.
Полунин в прошлый раз сразу обратился к шпаге, и это была маленькая, но ошибка.
Гуданов сделал все правильно.  Вот такие крошечные детали и дают ощущение полной прочувствованности артистом своего героя.

Второй акт по танцу был чудесным. Честно сказать, мне Капцова понравилась больше Захаровой. Недостаточно мне в Светлане бесплотности, Нина же невесомо летала, плавала и парила и в одиночку, и в руках партнера. Гуданов в прекрасной форме, танцевал, как мало кто из молодежи станцует. Действие у дуэта не распадалось на отдельные эпизоды, как иногда бывает, а текло легко и мягко.
А вот по содержанию получилось в чем-то похоже на спектакль неделей раньше. Тут тоже граф пришел разбираться со своей совестью, был бесконечно печален, отрешенно пытался осознать то, каким человеком он оказался, и найти выход в дальнейшую жизнь. И вовсе не искал саму Жизель, а случайно найдя - не обнаружил в себе скрытой любви.
В это прощальное свидание оба, человек и призрак, были полны нежной грусти и тихого покорства. Замечательно красиво - и почти абстрактно.
Борьба с виллисами превратилась в глухой кошмар. В некое мучительное блуждание по туманному тревожному лабиринту, из которого выход либо в смерть, либо в явь.
В финале заблудилась  я сама: так для себя и не решила, каким выйдет этот граф к живым после своего прощального паломничества.
 Опять мне, как и  в конце первого действия не хватило в Нине настоящей  Жизели: пронзительности, обреченности, надмирности...чтобы ее благословение питалось высшими силами...чтобы она источала магию духа.
Чем больше я смотрю неправильных "Жизелей", тем больше убеждаюсь, что Альберт не может - не должен - спасаться сам.
Иначе это какая-то другая история. Не "Жизель".

Стенания с подробностями

Решила я все-таки поделиться рассказом о походе на ИГ, хотя вкратце я уже высказалась, провалившись в стенания три дня назад)
С ноября, после того грандиозного спектакля Михаила Лобухина, который вылился у меня в текстовую лавину неконтролируемых эмоций, я жаждала повторения чуда.
Но, конечно, надо было мне сообразить, что чудеса по расписанию не случаются.
Не произошло не только чуда, вообще, складного спектакля по моим ощущениями не вышло.

Это несмотря на то,  что Михаил Лобухин опять был мощен, техничен, истов. Но того сумасшедшего нерва, какой был в ноябре, все же не было.
И извне, от коллег по сцене, ему подпитаться было невозможно. Он оказался один в поле воин, и этого мне не хватило.

Внутрь спектакля погрузиться оказалось невозможно, как в слишком безжизненную соленую воду, которая сама выталкивает вас на поверхность.

Ансамблевость на сцене отсутствовала полностью.
Не скажу, что кордебалет ленился, нет. И даже начало, первые пляски, прозвучали обнадеживающе бодро... Но потом все ушло. Не знаю почему, но повеяло рутиной, энергия из спектакля вытекала на глазах. Ну и сразу просели все массовые сцены, стало скучно.

Юрий Баранов в роли Курбского крайне разочаровал. Никакого сравнения с Денисом Родькиным  в ноябре. Не сказать, что Денис тогда меня сильно поразил, но у него действительно получился полноправный участник большой драмы: экспрессивный, запоминающийся, живой.
Баранова же не было видно в упор. Т.е. на первом плане периодически двигался человек, махал руками-ногами, то и дело хваталася за голову, но упорно выглядел третьим слева в пятом ряду.

Ольга Смирнова просто убила. Такая одухотворенная на фотографиях, но, кажется, совсем не артистка.
Чем дальше, тем толще она выстраивает стену между собой и зрителями. Вместо того, чтобы работать над собой, душой пробиваться к залу, стараться почувствовать партнера.
На царя, который дивился красотой своей избранницы, взглянула так (Мол, чего тебе? Замуж? А-а, ну ла-адно, все равно больше заняться нечем... ), что любой мужчина бы в реальной жизни точно увял.
В сцене болезни царя у Смирновой было такое фальшивое вымученно-участливое выражение лица, будто Анастасия активно поспособствовала нездоровью муженька.
В тот момент мелькнула мысль, что Смирновой бы не положительных героинь предлагать вымучивать, а какую-нибудь злодейку поручить. А вдруг бы стена рухнула?
Сцена смерти никакого впечатления не произвела.
А вот монолог, когда царица ждет супруга с войны, мне понравился. Пластически Смирнова была весьма выразительна.
И хороша оказалась в любовном дуэте в белом. Абстрактно-эффектна.
Тут ее несомненная красота, впечатляющие линии сыграли ей на руку, а распущенные волосы придали облику нежности.
Но в целом ее Анастасия меня жутко удручила. Тяжко смотреть на молодую артистку, которая в интервью вроде как убедительно рассказывает о заинтересованности в роли, о том, как ей нравится танцевать в балете Григоровича. А на деле на сцене весь ее облик говорит: "Как вы мне всё надоело. Вот дотанцую и уйду. На заслуженный отдых".
Ну и в дуэте Лобухину было с ней тяжеловато, она для него крупна.

В общем, расстроил меня этот "Иван Грозный". Хочется смыть последнее грустное впечатление, но когда он теперь будет, не знаю. Боюсь что не скоро. И доведется  ли еще поцарствовать Михаилу Лобухину, тоже вопрос, который не может не угнетать.
Не буду ждать чудес, но буду надеяться.

Сомнамбула: снотворчетво в Большом

Сомнамбула, 10.03.13.


В последнее время, когда черти на сковородке развели буйное пламя под монументальным седалищем руководства Большого театра, нашу несчастную оперу, сознательно и торжественно введенную в коматоз, было решено разбудить.
Чего ни сделаешь из инстинкта самосохранения!
Как бы ни тянуло дирекцию на "эксперименты", как бы ни лелеяла она свою устаревшую безголосую труппу, когда припекло, пришлось идти на жертвы - и в попытке остудить сковородку нам подряд были явлены две всамделишние итальянские оперы, да поставленные в классическом ключе, а в случае с Сомнамбулой даже с приглашенными звездами!
Спасибо за то, что сделали над собой усилие! ;)))

Хотя, если Травиату я приняла мгновенно, даже несмотря на набор режиссерских багов, с Сомнамбулой у меня любви не случилось.
Не знаю, возможно, дело было в моем состоянии духа. Пришла на спектакль в совершенно подавленном настроении, лелея надежду, что Беллини меня соберет. Но, похоже, Беллини не мой герой.
Спектакль длинный, почти три часа красивейшего сладчайшего однообразнейшего бельканто. Для меня этого "бель"  слишком много. Укоротить бы раза в полтора - и доза станет удобоваримой.
Хотя слушать было очень и очень приятно.
Лора Клейкомб сильно впечатлила своим мастерством, мои уши такой филигранной деликатностью не избалованы. Хоть были моменты, когда мне не хватило у нее звучности (грамотно объяснить не могу, но не имею в виду громкость), но это уже совсем бессовестные придирки)
А уж Колин Ли, настоящий тенор, не в отставке, не исполняющий обязанности, а уверенный, голосистый, сладкопоющий...)
Да еще и играли оба достойно, хоть у Лоры юница Амина местами была простодушна до странноватости))
Светлана Шилова ублажала слух в маленькой партии Амининой матушки.
А вот с голосом Николая Диденко, певшего графа Родольфо, мои уши не подружились. Что-то неприятное было его баритоне; негладкость голоса меня упорно раздражала.
Анну Аглатову вынесла с трудом. Бабища лезет ото всюду. Кажется, ее пение итальянские репетиторы чуточку окультурили (хотя все равно голосила будь здоров, крайне невыгодно слушаясь рядом с деликатнейшей Клейкомб), а вот своими рыночными манерами мадам явно так гордится, что отказаться от любимейшей позы "руки-в-боки, отклячив зад", для нее -  предать собственное "я" ;-/
Но в конце концов, Лиза в Сомнамбуле элемент хаоса, т.ч. Аглатова логику спектакля не нарушила.
И ее платье, ни с чем на сцене не сочетающееся, было явно сознательно окрашено в крикливо-малиновой цвет.

Но вообще, оформительские решения меня не вдохновили (художником-постановщиком значится сам Пьер Луиджи Пицци, режиссер спектакля) .
Платья с турнюрами на дамах, имхо, не лучшая идея. Такой фасон идет только очень стройным женщинам, а остальных грудь вперед-попа назад  превращает в коровок. В итоге смотреть было приятно на кордебалетных красоток и на худощавую Клейкомб. Не поняла, почему под белыми романтичными платьями девушек были черные колготки и черные тапки (разве чтобы на березки походить?)
Неумеренная любовь итальянца к березкам, честно говоря, показалась пошлостью. Понимаю, млеет иностранец от наших фирменных деревьиц,  но за два действия от приторности пейзажа меня начало малость мутить.
Грустно, но с картинкой я не подружилась совсем. Уже в первом действии поймала себя на мысли, что мне активно не нравится то, что я вижу. Вроде ничего плохого, аккуратно, минималистично, белый цвет хорошо гармонирует со светлой кружевной музыкой Беллини. А что-то раздражает... Помимо березок.
Яркие костюмы семейных дачников с дурацкими шляпами резали глаз (и парадоксальным образом напоминали о позднем средневековье, отсюда слово "дурацкое" - сленг реконструкторов).
Возможно, я просто не смогла принять странную попытку отослать Беллини к Чехову.
По мне, стремление режиссера поклониться Чехову в данном случае оказалось сомнительной идеей.
Ну нет в музыке Беллини ни малейших чеховских интонций. Она чиста, простодушна и добра даже в грусти. И вовсе лишена болезненности, безнадежности и выматывающей душу тоски.
Но если Чехова про духу привязать к Беллини невозможно, зачем странный перенос в начало 20 века, к березкам, к иным социальным отношениям, к странному застолью, где мужчины и женщины угощаются за разными столами (почему, кстати?) И парочки периодически нелепо вальсируют (топая!), а среди них кружится странноватый патлатый персонаж в галифе, помесь Джигурды с Распутиным?
Мне вовсе не хочется ловить блох в постановке, которая пыталась ничем не оскорбить зрителя, но мне и впрямь тяжеловато было смотреть, и в итоге полспектакля я наслаждалась пением, закрыв глаза (и самую малость, придремывая:-) ).

Вроде и не хотела критиковать, но как-то само вышло.
Я рада, что нам предоставили шанс послушать Сомнамбулу в прекрасном исполнении и посмотреть, не корчась от уродства визуального ряда.
Просто я не увлеклась.

В качестве заключения вопросы знатокам, может, кто просветит.
Сюжет Сомнамбулы прост, как личная жизнь инфузории-туфельки. И я не понимаю, зачем его надо было искусственно усложнять сомнительными подробностями.
Например, какое значение имеет то, что Тереза - приемная мать Амины, а не родная? Это же ружье, которое так и не стреляет.
И почему Граф приезжает инкогнито, он бы вполне мог приехать и открыто, на историю бы это никак не повлияло, и гостеприимные крестьяне бы к нему по-любому вломились, чтобы пообщаться)))
И почему для хозяйки гостиницы потерять платок - потеря чести? Она же не свое нижнее белье в комнате у постояльца посеяла?
Да, понимаю, в порядочных операх логики не больше, чем в лучших балетах, но, может, меня кто-то осчастливит внятными объяснениями? ;)

Kaburias



Порождение дивного нестандартного мышления Начо Дуато, воплощенное им самим.
Скрещение кабуки с фламенко, не просто  жизнеспособное, а захватывающее дух странной манящей красотой и фантазийностью. 
Этот номер-полукровка был назван Kaburias.

Посмотреть Kaburias целиком, на этот раз в исполнении Дэвида Холберга, можно будет в Королях танца.
Надеюсь, Дэвид не подведет.



Чистый лист


 Начать для меня всегда самое сложное.
Потом приноравливаешься, втягиваешься, увлекаешься, горишь, ликуешь...
После механически повторяешься, мученически трудишься, понемногу цепенеешь, виновато отползаешь, отворачиваешься... 
И не хочешь вспоминать. 

Я долго сопротивлялась возможности и необходимости создания ЖЖ.
Слишком непростое у меня отношение к этой конструкции.
Когда я натыкаюсь на очередной, бессчетный акт чужого душевного эксгибиционизма, начинаю разрываться между желанием припасть к замочной скважине и стыдливым стремлением бежать сломя голову от такого соблазна.
Меня эта бескрайняя площадка для самовыражения так же манит, как и пугает. Главный страх - захлебнуться в предоставляемой свободе, ненароком перейти черту, сорваться на личное-сокровенное-неприкосновенное. 
Принять игрушку всерьез. Забыть, что когда-нибудь эта игрушка будет мной выброшена. Это лишь вопрос времени.
Наверное, правильней было бы и не начинать. Потому что о чём бы мы не писали: об искусстве, спорте, кулинарии, здоровье, быте, - мы рассказываем о себе. Всегда.

Но дело сделано, ЖЖ "Анемона. Капитуляция" создан.
И чистый белый виртуальный лист буквально жжет мне пальцы.
А начала я, как видите, с самого больного  - с прикосновения к своему страху - с личных чувств и странностей)))

Но без мизантропически-меланхолической прелюдии было не обойтись - ведь я не умею начинать легко.
Очень надеюсь, что впредь мне хватит силы воли держаться более нейтральных тем. (Или даже вообще молчать?)

Вопреки обычной логике капитуляция состоялась, но борьба продолжается)